Иван Сергеевич Тургенев
Биография Тургенева

Отцы и дети

Записки охотника

Романы Тургенева
- Дворянское гнездо
- Рудин
» Все романы

Повести и рассказы Тургенева
- Муму
- Ася
» Все повести

Поэзия Тургенева
- Андрей
- Параша
» Все стихотворения

Пьесы Тургенева
- Холостяк
- Месяц в деревне
» Все пьесы


Эпиграммы. Сатирические стихотворения и пародии. Альбомные записи (1848-1881)





   СОДЕРЖАНИЕ
   
   Эпиграммы
   
   <На Н. X. Кетчера>
   <На П. Н. Кудрявцева>
   <На В. П. Боткина>
   <На А. В. Дружинина>
   <На А. В. Никитенко>
   
   Сатирические стихотворения и пародии
   
   "Когда монарх наш незабвенный..."
   Шестилетний обличитель
   "Жил-был некакий мальчишка..."
   "Отсутствующими очами..."
   
   Альбомные записи
   
   <В записную книжку Н. А. Тучковой>
   <В альбом М. П. Боткиной>
   <В альбом Н. В. Гербеля>
   <В альбом Н. В. Гербеля>
   <В альбом С. Н. Степанова>
   <В альбом В. Ганки>
   <В альбом О. А. Козловой>
   
   
   ЭПИГРАММЫ
   
   <НА Н. Х. КЕТЧЕРА>
   
   Вот еще светило мира!
   Кетчер, друг шипучих вин;
   Перепер он нам Шекспира
   На язык родных осин.
   
   
   <НА П. Н. КУДРЯВЦЕВА>
   
   Кудрявцев, локоть отставляя
   И взором только помавая,
   Перед графинею стоит,
   И с хамоватой сей графиней
   О преподобной Антонине
   Муж хлыщеватый говорит.
   Он хлыщ! Но как он тих и скромен,
   Он сладок, мил и вместе томен,
   Как старой девы билье-ду.
   10 Но возвышаясь постоянно,
   Давно стал скучен несказанно
   Педант, вареный на меду.
   
   
   <НА В. П. БОТКИНА>
   
   К нему читатель не спешит,
   И журналист его боится,
   Панаев сдуру набежит
   И, корчась в муках, дале мчится...
   
   
   <НА А. В. ДРУЖИНИНА>
   
   Дружинин корчит европейца.
   Как ошибается, бедняк!
   Он труп российского гвардейца,
   Одетый в английский пиджак.
   
   
   <НА А. В. НИКИТЕНКО>
   
   Исполненный ненужных слов
   И мыслей, ставших общим местом,
   Он красноречья пресным тестом
   Всю землю вымазать готов...
   
   
   САТИРИЧЕСКИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ И ПАРОДИИ
   
   * * *
   
   Когда монарх наш незабвенный,
   Великий воин и мудрец,
   Весь край Европы просвещенной
   На нас поднял с конца в конец, -
   "Я не боюсь, - рекла Россия, -
   Зане я <-> славна;
   От Бонапарта, от Батыя
   Меня спасала лишь она!
   Напрасно сыпали удары
   10 В нее и турки, и татары,
   Французы, шведы, поляки, -
   Она терпела мастерски!
   И ныне вновь, прикрывшись <->,
   Как адамантовым щитом,
   Вступлю я в бой со всей Европой -
   И враг покроется стыдом!"
   Рекла - и стала в позитуру,
   Но та, чью крепкую натуру
   Еще никто не мог пробрать, -
   20 Увы и ах! - пустилась <->!
   Ее прошибла пуля злая,
   В нее проникнул камуфлет...
   Заголосила Русь святая
   И отступила за Серег.
   Теперь мы в нем не ловим раков
   А <-> не в чести у нас...
   Один лишь Тоггенбург <Аксаков>
   С ее дыры не сводит глаз.
   
   
   ШЕСТИЛЕТНИЙ ОБЛИЧИТЕЛЬ
   
   Мм. гг.!
   Позвольте счастливому и гордому родителю обратиться к вам, господа
издатели многоуважаемого журнала "Искра"!
   В наше время, когда с такою быстротою, воочию, так сказать, совершаются
невероятнейшие чудеса цивилизации, когда так стремительно развитие
прогресса, - эти чудеса, это развитие должны были отразиться на всех
современных личностях и в особенности на впечатлительных личностях детей!
   Все дети, я в том уверен, проникнуты прогрессом, но не всем дано
воплотить свои чувства! С невольной гордостью, хотя и со смирением, объявляю
во всеуслышание: у меня есть сын, которому дана эта высокая способность; он
поэт... но как истинное чадо современности - поэт не лирик, поэт-сатирик,
поэт-обличитель.
   Ему шесть лет с небольшим. Родился он 27 ноября 1853 года. Он рос
знаменательно странно. До двух лет кормился грудью и казался слабым и даже
обыкновенным ребенком, сильно страдал золотухой; но уже с трехлетнего
возраста совершилась в нем перемена: он стал задумываться и вздыхать;
горькая улыбка появилась на губах его и не покинула их более; он перестал
плакать - зато ирония змеится по его чертам, даже когда он спит. На
четвертом году он был разочарован; но скоро понял отсталость этого момента
самосознания и стал выше его: холодное, желчное спокойствие, изредка
прерываемое вспышками энергического сарказма, - вот обычное состояние его
духа. С ним, должно согласиться, жить тяжело... Но и ему самому жить не
легче. Он выучился читать - и с жадностью бросился на книги; не многие из
наших отечественных авторов заслужили его одобрение. По его понятиям, Щедрин
односторонен и слаб в сатире; Некрасов - слишком мягок, г-н Елагин не
довольно откровенен и не овладел тайною, как он выразился,
"ледянисто-жгучего глумленья"; вполне доволен он одними статьями г-на -бова
в "Современнике"; они составляют, вместе с дифирамбами г-на Розенгейма,
предмет его постоянных изучений. " -бов и Розенгейм, - воскликнул он однажды
за столом, предварительно швырнув мне ложку с кашей в лоб (я сообщаю вам эти
подробности, ибо думаю, что со временем они будут иметь великую цену в
глазах историков литературы), - -бов и Розенгейм враждуют друг с другом, а
между тем они цветки, растущие на одной и той же ветке!"
   Откровенно сознаюсь, что я не всегда его понимаю, а жена моя, его мать,
просто трепещет пред ним; но, господа, чувство благоговейного преклонения
перед собственным продуктом есть высокое чувство!
   Сообщаю вам, для пробы, несколько стихотворений моего сына: прошу
заметить в них постепенное созревание мысли и таланта. 1-й и 2-й No-ра
написаны им года два тому назад; они отзываются еще наивностью первых
детских впечатлений, особенно 1-й No, в котором способ немедленного
объяснения обличительной мысли посредством комментария напоминает манеру
живописцев тринадцатого столетия; 3-й No произведен в эпоху
меланхолического разочарования, о которой я уже упоминал в моем письме; 4-й
и последний No вырвался из груди моего сына недавно. Читайте и судите!
   С совершенным уважением и таковою же преданностью пребываю, мм. гг.,
   Вашим покорнейшим слугою,
   Платон Недобобов, отставной учитель российской словесности.
   
   Сына моего зовут Иеремией... знаменательный факт! Изумительное, хотя,
конечно, бессознательное предвидение его будущего призвания!
   
   
   I
   
   Кошка и мышка
   
   На полу сидит мышонок,
   Кошка на окошке...
   
   Комментарий:
   
   (Я народ в мышонке вывел,
   Станового в кошке.)
   
   Кошка - прыг! Мышонок - в нору,
   Но хвоста лишился...
   
   Комментарий:
   
   (Это значит, что чиновник
   Взяткой поживился.)
   
   Папенька взял трость, и кошку
   Высек без пощады...
   
   Комментарий:
   
   (Воздавать хвалу начальству
   Завсегда мы рады!)
   
   Злая кошка укусила
   Папеньку близ ляжки...
   
   Комментарий:
   
   (Хищный становой недавно
   Дослужился пряжки...)
   
   Но поэт его бичует
   Словом отверженья...
   Няня! положи за это
   В ротик мне варенья!
   
   II
   
   Абсолютная ирония
   
   Исполненный строгой гордыни,
   Сурово гляжу я на Русь...
   Буфетчик проносит две дыни -
   Хорош, бормочу я, ты гусь!
   
   Наливка темнеет в бутылке...
   Я мыслю: о, тупости знак!
   Мужик зачесался в затылке -
   Какой ты, шепчу я, дурак!
   
   Поп гладит кобылку по брюху -
   И он, я вздохнул, человек!
   Учитель отвесил мне плюху -
   Я тут ничего не изрек.
   
   III
   
   Вздох
   (Элегия)
   
   Ах, зачем с младенческих пеленок
   Скорбь о взятках в душу мне вползла!
   Грустным фактом взяток и взятченок
   Отравлен чувствительный ребенок,
   Как овчарня запахом козла!
   
   IV
   
   Разговор
   
   Мать
   
   Ты сегодня скучен, мой сынок.
   Молоко кормилицы не вкусно?
   
   2-летний сын
   
   Дай мне гривенник.
   
   Мать
   
   Вот пятачок.
   Больше нет.
   
   Сын
   
   Давай; скупиться гнусно.
   Медью?!?
   
   Мать
   
   Нет, ты знаешь, серебра.
   Но зачем тебе?..
   
   Сын
   
   Не для добра.
   
   Мать
   Как?
   
   Сын
   
   Хочу я подкупить лакея,
   Чтобы он папашу, не робея...
   
   Мать
   
   Понимаю; дай мне пятачок;
   Всё исполню в точности, дружок.
   (Уходит)
   
   Сын (один)
   
   Взятка! Мать!! Отец!!! О век! О нравы!!!
   Робеспьер и ты, Марат, - вы правы!
   
   Иеремия Недобобов
   
   * * *
   
   Жил-был исканий мальчишка,
   Всяк его Всезнайкой звал,
   Хоть и плох был в нем умишко,
   Геньем он себя считал.
   Кто, бывало, что ни скажет,
   Всё он лучше всех поймет,
   Всё докажет, всё расскажет
   И наверное соврет!
   
   То с апломбом необычным
   И высоко вздернув нос,
   На экзамене годичном
   Отвечая на вопрос,
   Крикнет, важен, словно Мальцев,
   Ветрен, словно какаду,
   Что у нас двенадцать пальцев,
   Десять месяцев в году.
   
   То, совсем ужа не видя,
   Возопит: "Какой карась!"
   То, верхом на кляче сидя
   И в черкеса превратись,
   Машет шашкою Всезнайка:
   "Я фельдмаршал! Смерть врагу..."
   А учиться - ну, давай-ка! -
   Запищит: "Я не могу!"
   
   Раз наставник преискусный
   Самодурчику назло
   Молвил, вид принявши грустный:
   "Что там на небе кругло?
   Ты всё знаешь, отвечай-ка,
   Суть пещей тебе ясна".
   "Это сыр!" - сказал Всезнайка.
   Оказалось, что луна.
   
   Сколько раз Всезнайка падал -
   Не сочтешь, вот те Христос.
   Вот ему профессор задал
   Исторический вопрос:
   "Кто сражался под Полтавой,
   Ты, любезный, отвечай!"
   "Цезарь бился там со славой..."
   "А побит был кто?" - "Мамай".
   
   Эй, голубушка хозяйка,
   Погляди-ка, вот блоха!
   "Это слон, - вскричал Всезнайка
   И хохочет, - ха-ха-ха!"
   Блох все люди уважают -
   От слонов не жди добра!
   По ночам слоны кусают,
   40 Прыгать также мастера.
   
   Путешествуя в компании
   Пешкурою налегке
   (То случилось дело в Дании),
   Он приблизился к реке.
   "Здесь глубоко, замечай-ка", -
   Проводник ему шепнул.
   "Знаю брод!" - сказал Всезнайка -
   В реку бух! - и утонул.
   
   Ах, сусаля безбородый,
   Курам на смех офицер,
   Знай, всезнайки суть уроды,
   Не бери ты с них пример.
   В том тебя я уверяю:
   Лучше, лучше во сто крат
   Объявить: я, мол, не знаю,
   Чем соврать, как чёртов брат.
   
   * * *
   
   Отсутствующими очами
   Увижу я незримый свет.
   Отсутствующими ушами
   Услышу хор немых планет.
   Отсутствующими руками
   Без красок напишу портрет.
   Отсутствующими зубами
   Съем невещественный паштет
   И буду рассуждать о том
   Несуществующим умом.
   
   
   АЛЬБОМНЫЕ ЗАПИСИ
   
   <В ЗАПИСНУЮ КНИЖКУ Н. А. ТУЧКОВОЙ>
   
   Эта книжечка подарена мною Наталье Алексеевне Тучковой перед ее
отъездом из Парижа - во-1-ых, для того, чтобы она напоминала ей о человеке,
который очень ее полюбил, во-2-ых, для того, чтобы она (Наталья Алексеевна)
удерживалась от крепких напитков, в-3-х, наконец, для того, чтобы она не
принимала никаких сильных решений, не взглянувши на эти строки и не
вспомнивши наших разговоров. А впрочем, желаю ей здоровья, веселья, счастья
и свободы. До свиданья.
   
   Ив. Тургенев
   Париж.
   14 авг. 48.
   
   
   <В АЛЬБОМ М. П. БОТКИНОЙ>
   
   Альбомчик Ваш перебирая,
   Хотел бы я в один момент
   Придумать лестный комплимент
   Для Вас - других не обижая.
   Но нет! прошла моя пора:
   Мне рифма - страшная обуза;
   И прежде не была бодра
   Моя болезненная Муза -
   Теперь же, подорвав живот,
   Как старый конь, она лягает,
   Хрипит, визжит, хвостом виляет,
   А с места вовсе не идет.
   
   Ив. Тургенев
   Москва,
   12 июля 1850.
   
   
   <В АЛЬБОМ Н. В. ГЕРБЕЛЯ>
   
   Желаю Вам всевозможных успехов и надеюсь, что Вы и в походе не забудете
ни друзей Ваших, ни литературы.
   
   Ив. Тургенев
   12 сентября 1854.
   С.-Петербург.
   
   
   <В АЛЬБОМ И. В. ГЕРБЕЛЯ>
   
   Говорят, что век поэзии прошел у нас; это неправда - он еще не
наступил, хотя едва ли явится поэт, вполне равносильный Пушкину. Литературе
- пока не до литературы; она только кладет основания будущего здания - и
копается в земле; преемникам нашим предстоит вывести его стены.
   Они будут счастливее нас - они будут работать на солнце и на воздухе.
Они будут радоваться собственной работе.
   
   Ив. Тургенев
   С.-Петербург.
   5 апреля 1855.
   
   
   <В АЛЬБОМ С. И. СТЕПАНОВА>
   
   До 15 лет следует читать книги, полезные и приятные в то же время; от
15 до 20 - должно придерживаться одних полезных книг; а после 20 можно
читать что угодно. Вот Вам совет человека, который, к сожаленью, слишком
рано стал читать без разбора.
   
   Ив. Тургенев
   С.-Петербург,
   25 января 1856.
   
   
   <В АЛЬБОМ В. ГАНКИ>
   
   На память приятно и поучительно проведенных часов и в знак искреннего и
глубокого сочувствия и уважения.
   
   Ив. Тургенев
   Прага,
   12 апреля 1858.
   
   
   <В АЛЬБОМ О. А. КОЗЛОВОЙ>
   
   Желал я очень написать Вам что-нибудь стихами, но я так давно расстался
с Музой, что мне остается заявить смиренной прозой, что я очень рад и
свиданию с Вами и случаю попасть в отборное общество, наполняющее Ваш
альбом.
   
   Иван Тургенев
   Карлсбад, июнь 1873 г.